Они воевали по-своему

Жительнице Большой Волги Нине Васильевне Лошкаревой в июне 1941 года едва исполнилось одиннадцать. И жила она в то время в затерянной среди бескрайних лесов Калининской области глухой деревушке со смешным названием Дубье. Однако девочке-подростку было тогда совсем не до смеха. Впрочем, и ее односельчанам тоже...

Вот о чем поведала Нина Васильевна накануне очередной, уже 57-й годовщины Великой Победы.

Первые месяцы войны

Помню, как провожали всей деревней первую партию мобилизованных мужчин. Был в ней и мой дядя по маминой линии. Женщины плакали, сморкались в платочки, а мужики, которым еще не пришли повестки, пели под гармонь что-то разухабистое. На нескольких телегах, где сидели не только уходившие на войну, но и их маленькие дети, повезли наших односельчан на сборный пункт в районный центр Горицы. А мы, подростки, долго бежали следом, махали им руками и тоже безутешно плакали...

Остались в деревне одни женщины, подростки и старики. Отец мой умер еще до войны, в 1940 году. Так что мама стала вдовой раньше многих других односельчанок, мужья которых не вернулись с войны. Да еще мы у нее на руках - четыре дочери от 15-ти до 5-ти лет. Но ведь жить как-то надо?

Сразу же после начала войны к старшей сестре Пане начали применять так называемую "трудовую повинность" - стали посылать ее рыть окопы, работать на лесозаготовках и торфоразработках. А я помогала маме на скотном дворе. Вставали с ней в пять утра, шли в ближайший лес за дровами, волокли на себе бревна. Придем, распилим их, растопим большой котел, сварим в нем полугнилой картошки для телят. Здесь же и сами подкрепимся. Из того же котла. Без хлеба и соли...

А уж как нагрянула зима, да такая морозная, стало совсем худо. Кушать было нечего, силенок не хватало, а воду для котла надо носить из пруда. Выдолбишь топором небольшую полынью и в тяжелых деревянных кадушках, которые быстро обрастали льдом, волочешь эту воду вверх по крутому берегу. Плачешь, а тащишь.

Накормив телят скудным пойлом, ехали с мамой в поле за сеном. Лошадь по брюхо вязнет в снегу, ветер хлещет в лицо, мороз жгучий. Накидаем из стога сена в сани, утопчем его и - назад... После скотного двора бежали домой. А там то же - печь надо растопить, сварить картошки, натолочь ее вместе с кожурой и сляпать из этого "теста" примитивных лепешек, чтобы покормить ими младших сестренок. Ни масла, ни хлеба, ни молока, ни тем более мяса мы не видели. Соли - и той не было. На одних овощах выжили - в основном картошке и капусте. Да и этого хватало лишь до февраля. Дальше становилось совсем голодно...

Бомбежка Гориц

Осенью 41-го шли ожесточенные бои под Калинином и Ржевом. День и ночь слышали мы несмолкаемую канонаду. Однажды немецкий самолет залетел и к нам, начал кружить над деревней. Бабы, что работали в поле, перепугались до смерти, бросились врассыпную. А самолет так низко пролетел над нашим домом, что я разглядела черные кресты на крыльях и фигуру летчика в кабине. Подумала: конец нам пришел, сейчас разбомбит деревню.

Но самолет развернулся и полетел в сторону Гориц. Минут через десять в той стороне четыре раза оглушительно рвануло. А потом из-за леса показался огромный столб дыма и пламени. По рассказам очевидцев, бомбы разметали живую очередь за хлебом, райисполком и рынок. Убитых было больше сотни. Так что не только на фронте гибли люди...

Четыре суровых года

С наступлением тепла начинались в колхозе полевые работы. Женщины и подростки на лошадях и быках от зари до зари пахали, боронили, сеяли. Но именно весной одолевал людей самый страшный голод.

Крапиву вообще за подарок считали! Нажнем ее целый мешок, мама высушит его на печке, а затем перемелет на ручных жерновах, перемешает с горсткой серой муки и наляпает некое подобие лепешек. И этому рады были!

Летом и осенью - заготовка сена, овса, картошки. Подростки сами косили, ворошили траву, везли высохшее сено в колхозный сарай. Ближе к осени убирали с полей картошку. Несколько здоровенных корзин (по 50 килограммов) затаскивали мы с подругой на дроги и везли за два километра в картофелехранилище. И так непрерывно, пока не стемнеет.

А потом - уборка льна. Вручную вязали снопы, которые назывались "бабками", и через некоторое время молотили их, превращая лен в так называемую "тресту", которую по первому снегу отвозили на льнозавод в Быково. Шелуху от семян льна, оставшуюся после молотьбы, тоже использовали для еды. Мололи ее и пекли "оладьи". Так и прозвали - блины из мякины...

Нужда заставляла колхозников находить время для работы и на своих усадьбах. Ведь на них держалось все население деревни. А бегать по лесам, где можно разжиться ягодами и грибами, нам, подросткам, было совершенно некогда. С утра до вечера - работа на скотном дворе или в поле. Понимали - это нужно для нашей Родины, чтобы быстрее одолеть ненавистного врага.

День Победы

Очень хорошо запомнился мне тот майский день. С утра вышла я в поле боронить, а рядом двое ребят пахали землю на быках. Смотрим, - бежит к нам бригадир по прозвищу Васька-хромой. "Выпрягайте! - кричит. - Война кончилась! Айда в деревню!" А ребята не поверили: "Да иди ты к лешему, черт хромой! Не мешай работать!" Дело в том, что до нашей деревни сводки с фронтов доходили очень скудные. Электричества тогда не было, жили при лучинах и керосиновых лампах. Что уж говорить про радио?

Но я почему-то сразу поверила бригадиру. Распрягла лошадь и поскакала в деревню. За мной, смотрю, и ребята тоже потянулись. А около сельпо уже народное гуляние! Кто плачет, кто пляшет, кто просто от счастья смеется. Прибежала я домой, дала лошади сена, зашла в избу и... После того, как наплакались с мамой досыта, я ей тихонько сказала: "Мамуль! Дай мне, пожалуйста, сколько-нибудь копеечек! Ведь такой праздник у нас! Я в магазине куплю чего-нибудь на день Победы. Мы всю войну только и знали, что работали не разгибаясь. Позволь мне купить себе какой-нибудь маленький подарок!"

Мама тяжело вздохнула и дала мне денежку. В сельмаге я купила на нее коробку пудры. Как же я была счастлива! И за себя и за всех, кто выжил в ту войну!.. Весной 45-го исполнилось мне всего лишь пятнадцать. И впереди была целая жизнь, в которой еще с избытком хватило и горя, и радости. Но главное, что мы победили! Наступил долгожданный мир...

Юрий Козлов

Газета «Встреча» 07.05.2002

Подготовила к печати студентка 1-го курса группы №1111 кафедры «Государственное и муниципальное управление» Цыганок А.



Все лица
bool(false) 3.151511474204