Памятная медаль

Вызвали внезапно, сказали, пришла награда. Какая? За что?

Дмитрий Иванович Блохинцев медленно читает постано­вление Ленсовета о награждении памятной медалью «250-летие Ленинграда» защитника города-героя Павла Иванови­ча Зольникова.

Как узнали, где я? Прошло столько времени, в Дубне уж пятнадцать лет... и все-таки нашли. Значит, помнят герои­ческие люди, невские берега. Пулковские высоты, Петер­гофские фонтаны, ласковая во­да Финского залива... Помнят.

Дмитрий Иванович улыбает­ся, прикалывает медаль. Золь­ников стоит растроганный, растерянный. В нем в этот момент невозможно разгля­деть бравого моряка Балтфлотга, фотографа-разведчика, грозного старшину первой статьи. Теперь на его груди ядом с орденом Красной звезды, медалями «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией» и другими приба­вилась самая дорогая для не­го памятная медаль. Павел Иванович Зольников навеки включен ленинградцами в спи­сок героев, отстоявших город Ленина.

Посмотрите на этот фото­снимок (вверху). Он был сде­лан в 1943 году. Справа Павел Иванович Зольников, сле­ва – его друг, тоже фотограф-разведчик Владимир Михайло­вич Родионов. В этот день, ко­гда фотоаппарат запечатлел двух боевых друзей, им обоим была вручена правительствен­ная награда – медали «За оборону Ленинграда». Они получили медали после памят­ных дней прорыва блокады. Комендант сообщил, что фашисты захватили Волховстрой, Тихвин. Путь на Ленинград отрезан. На перрон Вологодского вокзала вышел отряд бойцов, одетых в форму разных родов войск. Это был отряд специального назначения. У каждого бойца в нагрудном кармане лежало направление в штаб Ленинградского фронта, каждый всего каких-то десять дней назад сдал экзамены в школе фоторазведчиков-корректировтиков тяжелой артиллерии. Каждый был бойцом, прошедшим тяжелый путь отступления, каждый рвался в бой.

До берегов Ладоги совершили двухдневный марш-бросок. Буксир «Чапаев», ломая лед, перебросил их через озеро к устью Невы. Обратным рейсом этот маленький быстроходный буксир, тащивший баржу с эвакуированными ле­нинградцами, был потоплен фашистскими стервятниками.

Отряд вошел в осажденный город. Мимо проплывали серые угрюмые дома, застывшие трамваи, автобусы, троллей­бусы. Надписи на стенах доков: «По этой стороне ходить во время артобстрела опасно». Бомбоубежище через двор направо». Павел шел по ленинградским улицам впервые, ему очень хотелось узнать хотя бы одно знакомое место, виденное на открытках, но мимо проплывали дома-солдаты, покрытые маскировочными сетками, разрисованные полосами камуфляжа. Некоторые дома были просто нарисованы, сквозь дыры полотна видны были разбитые пролеты этажей.

В штабе Балтфлота их пе­реодели во флотскую форму, дали оружие. Капитан третье­го ранга объяснил, что они будут работать на засечках тяжелых немецких батарей и отвез весь отряд в конец Ме­ждународного проспекта, раз­местил матросов на шестом этаже огромного Дома Сове­тов в больших светлых комна­тах.

Начались трудные дни. Павел ходил на передний край, сидел в нейтральной по­лосе с автоматом, секундоме­ром и блокнотом. Записывал время выстрела тяжелого ору­дия и взрыва снаряда, а его товарищи, в это время, приль­нув к окулярам дальномеров, стереотруб, биноклей следили за немецким тылом. Накапли­вались данные о поведении немецких, артиллеристов.

Ночью на десятом этаже Дома советов в амбразуру смотрят в темноту четыре фо­тоаппарата с открытыми объ­ективами, а Павел лежит на карнизе и просматривает чер­ный горизонт. Вспышка. Вклю­чен секундомер, фотопленка зафиксировала место батареи. Еще вспышка, и еще световая отметка на пленке. В километ­ре от Павла на самой макуш­ке высокой башни мясокомби­ната имени Кирова также вот сидит второй наблюдатель. Сделаны фотозасечки. Быстро проявляются пленки, состав­ляется стереокарта горизонта. Рано утром и весь день наблюдатель становится математиком. В руках арифмометр, таблицы, формулы. Подсчи­танные координаты сверяются со всеми постами и вечером по всполохам с немецкой стороны точно без промаха бьют корабельные орудия, дально­бойная железнодорожная ар­тиллерия. Сегодня город спит спокойно.

Трудные дни наступили в 1943 году. Немцы обрушивали на Дом Советов тонны метал­ла, обнаружив там наблюда­тельный пункт. Павел перено­сил свой пост несколько раз. Во время одного из переходов угол поста разворотило снаря­дом, погибли фотоаппараты, прервалась связь. Немец стре­лял по городу со стороны Пе­тергофа. Ленинград полыхал,

Павел все видел четко.

– «Звездочка, «Звездочка», – звал он артиллеристов.

В трубке молчало. Павел бросился к краю пролома и через дальномер записывал координаты. В телефонном ап­парате щелкнуло. Его вызы­вали. Работает! Он стал бы­стро передавать данные на пост.

Газета « За коммунизм» 1961 года

Подготовила к печати студентка группы 1113 кафедры «Государственное и муниципальное управление» Горюнова Е.


Все лица
bool(false) 3.151511561419