Пока я помню - я живу

Героический День Победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941 -1945 гг.) неразрывно связан с памятью о войне, с нашими представлениями о ней.

Многие из участников боёв тех страшных, опалённых лет уже ушли от нас. Человеческая жизнь не бес­конечна и продлить её может лишь память, которая одна только побеж­дает время. По фронтовым дорогам трех войн прошёл нелёгкий путь Ва­силия Николаевича Кольчугина. Его уж нет. Но светлую память о нём, о его боевых заслугах хранит в своём сердце его сын — Леонид Василь­евич Кольчугин, наш земляк. Се­годня он будет рассказывать нам о самом близком и дорогом для него человеке.

* * *

Мой отец, Василий Николаевич Кольчугин, родился20 декабря 1895 года в селе Большой Урень Карсунского района Ульяновской области. В мае 1915 года призывной комиссией Карсун­ского военного присутствия он был признан годным к строевой служ­бе и зачислен на действительную военную службу в артиллерийские войска. Обучение новобранцев проходило в Казани. Артиллерийс­ким полигоном, где обучались стрельбе из орудий, было выбрано Арское поле (ныне населённый район Казани).

В мае 1916 года была сформи­рована армия, в состав которой во­шла 127-я артиллерийская бригада под командованием генерала-лей­тенанта Бурхановского. Армия была переброшена в порт Мариуполь, она погрузилась на военно-транспортные суда и по Черному морю была направлена на турецкий фронт, где дислоцировалась в Трапезунде.

Февральскую революцию 1917 года В. Н. Кольчугин встре­тил в действующей армии на турец­ком фронте.

После февральских событий дисциплина в армии резко упала: был нарушен принцип единонача­лия, офицерский состав был обя­зан советоваться с солдатскими депутатами. Так, в сентябре 1917 года на артиллерийский дивизион, в котором служил отец, пришла разнарядка — отправить в отпуск на родину двух солдат. В связи с тем, что офицеры устранились от реше­ния этого вопроса, инициативу взя­ли на себя солдатские депутаты, и всё решалось методом жеребьёвки. Жребий тянули дважды, и оба раза он доставался отцу. Первое решение – кому идти в отпуск – было оспорено большинством. Но отец все-таки уехал в Россию. После завершения отпуска он возвращается в Сталинград (там находился учетно-распределительный пункт), но на турецкий фронт его не пустили, так за это время прошла Октябрьская революция. Отцу опять повезло: сегодня никто не знает о судьбе той армии – этот фронт был очень отдален от России.

Дальнейшую службу В.Н. Кольчугин проходил в рядах рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА), в артдивизионе до января 1920 года. Уволившись в запас, в городе Косуни отец обучался профессии фотографа, да так и остался работать по новой специальности в родном городе.

Женитьба, рождение детей, лишения, материальные трудности, голод 30-х годов заставляли его искать лучшей доли для своих домочадцев. Летом 1931 года вся семья переезжает в посёлок Добринку Липецкой облас­ти, да так там и обосновывается. Началась война.

Просматривая отцовский воен­ный билет, замечаю надпись «го­ден к нестроевой службе».

Это был 1940 год, а в июне 1942 года Воро­нежская медицинская комиссия признаёт его «годным» и направ­ляет в Москву, в местечко под Нарофоминском. Уже через несколько дней, 24 июня, отца отправляют на Сталинградский фронт, где он слу­жит фотографом. Сначала служба проходила при шта­бе 233 стрелковой дивизии, а потом при штабе 75-го Белгородско-Будапештского стрелкового корпуса.

У штабных фотографов было немало работы. Ос­новная — это фотографиро­вание панорамы переднего края, занимаемого против­ником. Как это осуществля­лось? Офицер связи при штабе воинского подразде­ления выводил фотографа на исходный рубеж и давал задание на фотографирова­ние. Материалы использо­вались в штабе при разра­ботке наступательных опе­раций. Бойцы перед боем часто писали заявления о вступлении в партию. Поэ­тому приходилось делать много фотографий на партийные документы со­лдат, идущих за­втра в бой. На фронте выполня­лись и другие за­дания командо­вания.

Например, на одном из снимков видно, что В.Н. Кольчугин выполняет боевое задание по по фотографированию военной техники, размещенной на железнодорожных составах для перебазирования по железной дорого из Венгрии в Будапешт (25.04.1945г.). боевые пути В.Н. Кольчугина – это медали и благодарности: «За оборону Сталинграда», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», две медали «За боевые заслуги». Еще шире география благодарностей: за освобождение г. Полтавы (23.09.1943г.), Белгорода (5.08.1943г.), Харькова (23.08.1943г.), Кременчуга (29.09.1943г.), Бухареста (31.08.1944г.), Белграда (20.10.1944г.), за форсирование Дуная (29.11.1944г.), за освобождение Будапешта (13.02.1945г.), Фельдше-Галла и Тата (25.03.1945г.), Вены (13.04.1945г.), Корнейсбурга, Флорисдорфа, Галлобруна и Шпоккерау (май 1945г.).

По окончании Великой Отечественной войны отец возвращается в Добринку, гдеи работает до конца своих дней фотографом. Умер он 4 января 1975 года, не дожив немного до тридцатилетия Победы, и похоронен на местном кладбище.

***

Нелегкий путь прошел Василий Николаевич Кольчугин в годы войны. Леонид Васильевич, его сын, почти ничего не рассказал нам о том, что видел и пережил этот человек. Сегодня об этом мы можем только догадываться. Биография В. Н. Кольчугина – это биография целого поколения советских людей независимо от их специальностей и национальностей. В последней Отечественной войне народ показал силу и мощь единения и дружбы простых людей «без властей и политиков». Свидетельством тому является снимок В.Н.Кольчугина, в центре которого – дружеское рукопожатие двух солдат – русского и украинца. Сегодня этот снимок как символ братства, товарищества и дружбы народов нашей страны…

А. Березкина

Газета «Встреча» № 37 (120) 8 мая 1997 года

Подготовлено в печати студенткой 1 курса кафедры «Государственное и муниципальное управление» Афанасьевой А.



Все лица
bool(false) 3.151511467995